Алла Пасикова: Главное – это чувство юмора

 Алла Пасікова: Головне – це почуття гумору

27 ноября в столичном кинотеатре «Кинопанорама» начинается ограниченный прокат украинской комедии «Жучок» режиссеров Аллы Пасиковой и Андрея Ржанова по сценарию Георгия Фомина. Корреспондент портала kino-teatr.ua встретился с Аллой Пасіковою (далее в тексте – АП.) и PR-менеджером ленты Наталєю Климченко (далее в тексте – НК.) и поговорил с ними об их неординарный проект. И не только.

КТ. – А как, собственно, возникла идея фильма?

АП. – У нас такие идеи возникают перманентно. Мы с автором сценария Георгием Фоминым учились вместе у Юрия Герасимовича Ильенко, мы уже бог знает сколько лет дружим и периодически – раз в 5 лет – что-то такое пытаемся снимать. И после каждого проекта мы говорим: «Все, это последний раз, больше никогда». Но потом, когда эта ломка проходит, мы начинаем все снова.

КТ. – То есть до этого вы уже что-то снимали вместе?

АП. – Ну да, мы снимали еще учась в институте, а после того я снимала дебют на Довженко (Национальная киностудия – КТ), потом опять прошло 5 лет, и у Жоры оказался такой сценарий, который довольно долго у него лежал. Он выглядел довольно малобюджетно, но в нем, как мне показалось была такая крепкая драматургия, то мы решили, что уже пора попробовать его снять.

КТ. – А малобюджетность что означает?

АП. – Я точной цифры, кстати, не знаю. После 30 тысяч условных единиц я уже перестала считать и впала в депрессию, ведь я рассчитывала, что это будет намного меньше. Думаю, что получилось где-то между 40 и 50 тысячами условных единиц. Много чего можно было бы сделать полезного на эти деньги, но мы вот так решили.

 Алла Пасікова: Головне – це почуття гумору

КТ. – У вас в титрах написано что-то вроде «Зум. Независимое производство». Что это означает – независимое? Вы и Жора достаете деньги и начинаете снимать, или все же это у вас как-то организовано?

АП. – Конечно, у нас был взрослый нормальный процесс, разве что продюсера нет. То есть продюсер фактически я: я достаю деньги и мы начинаем производство. И к тому же деньги – не главное, они достаточно маленькие как для производства. Главное, что у нас есть команда: есть оператор, есть художник, есть звукорежиссер, которые практически бесплатно на таком профессиональном уровне работают.

КТ. – А вы, собственно, снимали в жанровом понимании? И совпал ли полученный результат с замыслом?

АП. – Мы задумывали фильм в таком легком жанре. Высокомерные фильмы мне достали, ведь до этого я снимали такие эстетские, артхаузные ленты, и теперь я захотела такое простое кино для широкого круга зрителей. Но все равно получилось по результату, что от себя далеко не уйдешь, поэтому и вышла у нас хоть и комедия, но немного высокомерная. «Жучок» — лента хоть и для широкого зрителя, но уровень которого чуть выше среднего, такого, чтобы хоть Чехова читал.

НК. – Хочу еще добавить, что на допремьерных показах я видела, что даже десятилетние детишки, которых родители допустили до просмотра, понимали, что это комедия и смеялись над теми шутками, которые они могли выделить. То есть это комедия, в которой много слоев, и необязательно что-то заканчивать, чтобы смеяться во время ее просмотра.

КТ. – А что означает для вас понятие «широкая публика»?

НК. – Я надеюсь, что на всех современных средствах получения кинематографического контента – в кино, на телевидении, в интернете – найдется достаточное количество зрителей, которые в состоянии оценить его философский подтекст, юмор, игру актеров, замысел режиссеров.

КТ. – То есть вы оптимисты в этом смысле?

АП. – Нет, мы пессимисты (смеется). Мы знаем, что в нашей стране есть такие зрители, которые поймут наш фильм, но проблема в том, что они не ходят в кинотеатры. Я занималась украиноязычным дубляжом фильмов почти 10 лет, поэтому я знаю, что в кинотеатры ходят в основном люди 15-16 лет. Но это не наш зритель. Наш зритель, наверное, сидит дома и, возможно, смотрит фильмы в интернете. И надо до него донести информацию о наш фильм. Но как это сделать мы пока думаем.

КТ. – И какие есть идеи относительно этого?

НК. – Пока мы покажем фильм в «Кинопанораме», потом будем пытаться показать его по телевидению. Возможно также, что мы создадим собственный продакшн, и на его сайте предоставим возможность просмотра «Жучка» там.

АП. – Будем стараться прививать зрителю хороший вкус (смеется).

КТ. – А вы не имели отношения к проекту «Путь мертвеца»? Я когда читал сценарий.

НК. – Да, это сценарий Жоры и я его переводила на украинский, но этот проект будет реализован другим продакшеном. Вскоре должны начаться съемки, ведь сейчас Госкино возобновляет поддержку национального кино.

АП. – Но я считаю, что в наших нынешних обстоятельствах аморально снимать кино более, чем за 50 тысяч долларов. В состоянии войны это аморально, поэтому 50 тысяч долларов, фотоаппарат – и вперед!

КТ. – Кстати, «Жучок» на что снято?

АП. – На фотоаппарат.

КТ. — Хочу еще раз повторить свой вопрос про жанровую принадлежность вашего фильма.

АП. – Это комедия.

КТ. – Я понимаю, но иногда она не очень смешная по своему содержанию.

АП. – Это, кстати, случайно получилось, что фильм в каком-то смысле антироссийский: Жора писал сценарий уже очень давно, до всех этих событий.

НК. – Я бы определила «Жучок» как трагикомедию, или черную философскую комедию. Там кроме смеха очень много различных философских подтекстов. Это фильм и о предательстве, и о том, что человек рано или поздно получает наказание за свои поступки, и про межнациональные отношения. Есть там и нечто театральное.

КТ. – А не слишком театральное, как вам кажется?

АП. – Мы нарочито так делали, ведь не было нужды в каком-то таком реализме, как вот, например, в Матешко в последнем фильме на похожую тему. Мы этой театральностью хотели подчеркнуть гротеск. Правдивыми должны быть только актерские переживания, а остальные должна быть театральной.

КТ. – А нет опасений относительно восприятия определенных моментов фильма? Кроме антироссийских моментов, там можно увидеть и критическое отношение и к украинцам, и к Кавказу.

 Алла Пасікова: Головне – це почуття гумору

АП. – Есть конечно, но у человека должно быть чувство юмора, и если его нет, то тогда не в национальности дело. Но я, кстати, показывала «Жучка» в исламском культурном центре и никаких проблем не было. Они не осєрчалі.

КТ. – А для какой возрастной категории вы назначаете свой фильм?

АП. – После 25-ти лет: человек уже должен быть со сформированным мозгом. Хотя, наверное, это не от возраста зависит: вот своим родителям я бы этот фильм не показывала, они бы этого не поняли, были бы недовольны.

НК. – Чем? Тем, что ты знаешь матерные слова? (смеется)

АП. – Нет, не в этом дело: им просто не было бы смешно.

КТ. – А правда, что идея сценария родилась у Георгия с какого-то реального факта?

НК. – Георгий просто достаточно долгое время жил на Кавказе и там насмотрелся разных историй. И среди них была и история о том, как актеров захватили за похожий (как в «Жучку») поступок. Возможно, точно такой истории, которую рассказано в фильме и не было, но она вся составлена из различных реальных кусочков и персонажей.

КТ. – Производство фильма закончилось 2 года назад. Почему именно сейчас вы решили его обнародовать?

АП. – Во время Майдана это было бы неэтично. Тогда совсем другие мысли были, а потом война. А сейчас все вроде немного успокоилось, и мы подумали, что пора уже это все на свет выводить.

КТ. – А на фестивалях не показывали ваш фильм?

АП. – Мне кажется, что наше кино не очень фестивальное. Не знаю, нет в нем такого эстетства.

НК. – Мне кажется, что фестивали выбирают такую актуальную тему, очень заостренная, а у нас кино более глубокое.

КТ. – Но кажется, что именно сейчас, после 13 ноября, ваше кино очень актуален.

НК. – Ну, может мы попробуем показать его где-то за границей.

АП. – Но сначала посмотрим, как фильм пойдет в «Кинопанораме»: говорят что ролик там идет на ура!

КТ. – Что ж, желаем вам успехов и держите нас в курсе ваших творческих планов.

 Алла Пасікова: Головне – це почуття гумору

Источник