Дезмонд Ричардсон: Киев — отличное место, чтобы устроить шоу

Дезмонд Річардсон: Київ - чудове місце, щоб влаштувати шоу

Читай интервью с одним из лучших в мире артистов балета

Дезмонд Річардсон: Київ - чудове місце, щоб влаштувати шоу

Когда мы узнали, что труппа Complexions Contemporary Ballet приезжает в Киев, чтобы дать спектакль в Национальной опере Украины, мы не поверили своему счастью. Ведь благодаря этому событию у нас появилась возможность познакомиться с одним из величайших танцовщиков современности — Дезмондом Ричардсоном.

Соучредитель труппы Complexions, которого всегда с восторгом принимают на самых известных подмостках мира, рассказал нам, как сочетается классический балет с шоу Мадонны и Элтона Джона и что в мире думают про украинскую хореографию.

С 2004 года труппа Complexions Contemporary Ballet регулярно давала концерты в Москве, и вот только сейчас вы впервые приехали в Киев. Как вы приняли такое решение?

Вы знаете, что в Киев нас пригласил наш друг Денис Матвиенко. Но я давно мечтал сюда приехать, ведь Киев — особое место для многих танцовщиков, которых я знаю. На гала-концертах у меня была возможность познакомиться с многими украинскими артистами, и благодаря им у меня было желание выступить в Киеве.

Дезмонд Річардсон: Київ - чудове місце, щоб влаштувати шоу

Вы как никто можете оценить со стороны, насколько известная украинская балетная школа за рубежом. Что о ней говорят?

Всем известно, что украинская балетная школа очень сильная. Я могу это подтвердить, поскольку мне приходилось видеть выступления многих украинских исполнителей, например, Анастасии Матвиенко. Они очень сильные и у них великолепная техника. Я хочу, чтобы моя труппа Complexions Contemporary Ballet увидела их технику. Думаю, это пойдет на пользу нашему коллективу.

Украинскую балетную школу прославляют ваши соотечественники, которые выступают на многих мировых сценах. Еще в мире говорят о том, как здесь тренируют артистов. Когда украинский танцор выступает на гала-концерте, все внимание обращено на него. Все только и спрашивают: «Откуда этот человек? Она так потрясающе двигается».

Вы используете необычную технику, как вы думаете: киевская публика достаточно подготовлена для вашего шоу?

Я думаю, что Киев — отличное место, чтобы устроить шоу. Я еще не успел посмотреть город, но знаю, что здесь очень много потрясающих молодых людей. Я верю, что мы с помощью наших движений, нашего танца, сможем найти общий язык с украинской публикой. Тем более, что наш стиль нельзя отнести к строго современной хореографии, мы используем элементы классического балета, который хорошо знаком киевлянам.

Дезмонд Річардсон: Київ - чудове місце, щоб влаштувати шоу

Полагают, что российские танцоры сильны в классической хореографии, а конек афроамериканцев — модерный балет. Как вы думаете, почему так? Возможно, вам не хватает классической школы?

Я думаю, что очень важно для каждого танцора понимать, что не только российские танцоры делают балет. Если у тебя есть хорошая классическая выправка, это означает, что ты можешь танцевать. Но это не означает, что без классической выправки не обойтись. Много танцоров без классической выправки шикарные на сцене, как и их коллеги с классическим образованием могут быть очень хороши в модерном балете. Например, Диана Вишньова, Денис Матвиенко. Это только форма, если она у тебя есть — ты можешь танцевать все что угодно. Российские и украинские танцовщики имеют потрясающую форму. У них красивые тела и отточенные движения.

К сожалению, в Украине практически негде научиться модерном балета, у нас нет школы современной хореографии…

Я не знал этого. Но я думаю, что танцовщик, если захочет, сможет найти пути, чтобы выучиться, даже не имея такой школы в своей стране. Я думаю, что в будущем в Украине мы увидим еще больше потрясающих примеров балета в стиле модерн.

Вы выступали на разных мировых сценах в сотрудничестве с самыми известными артистами мира. Правда ли, что российские балерины имеют славу самых капризных и конфликтных партнеров?

Я думаю, что это не касается национальности. Люди бывают разными.

Дезмонд Річардсон: Київ - чудове місце, щоб влаштувати шоу

Прима Большого театра и American Ballet Theatre Нина Ананіашвілі говорила, что в некоторых американских театрах не хотят даже ничего слышать о российских балерин через их характеры.

Возможно, в женской части труппы есть какие-то взаимоотношения или нюансы, которых не замечаем мы, мужчины. Но я работал и с Ниной, и с Дианой Вишневой — обе они фантастические, совершенно замечательные партнерши. Я наслаждался общением с ними. Я не помню никаких сплетен или обсуждений за спиной. Я думаю, причина в том, что эти девушки очень сосредоточены на искусстве.

Возможно, причина такого отношения посторонних людей заключается в том, что российские балерины исключительно элегантные и очень сильные, очень сосредоточены на себе. А много американских танцовщиков лишены этого. И когда люди видят эти черты характера русских балерин, начинают рождаться сплетни. Но это лишь профессиональный имидж, в обычной жизни много моих российских друзей чрезвычайно милые. У меня от российских танцовщиков только положительные эмоции, все мои учителя были русскими.

В театральной среде можно услышать мнение, что балет — это искусство, а эстрада — развлечение, исключительно зарабатывание денег. Вы не сталкивались с таким отношением, когда приняли решение работать с Мадонной, Майклом Джексоном и другими эстрадными исполнителями?

Искусство и коммерция — одинаково важны. Конечно, когда я работаю над проектами для шоу-бизнеса — это приносит больше денег и привлекает больше внимания, в концертном мире фокус все-таки смещен в сторону искусства. Но я считаю, что хороший артист несет искусство с собой, над каким проектом бы не работал. Когда я работал с Майклом Джексоном, Мадонной, Элтоном Джоном — я видел в этом искусство. Когда Элтон Джон играет, когда Майкл Джексон поет — это искусство. Не важно, это театр или коммерческий проект — ты долучаєш туда искусство. Нет ничего плохого в том, чтобы делать деньги, это важно.

Но вы сталкивались с ситуацией, когда вам пришлось бы отказаться от искусства, чтобы заработать больше денег?

Бывает, что люди, с которыми ты работаешь, говорят: нужно обращать внимание только на коммерческую составляющую. Но я стараюсь с такими людьми не сотрудничать, всегда можно сказать, что к такой работе не лежит сердце и отказаться.

Вы обращали внимание, как изменилась ваша публика после кооперации с известными поп-исполнителями?

Конечно, такие проекты открывают людям глаза. Потому что у них появляется возможность увидеть другой танец, услышать другую музыку. Это очень важно.

Эта публика потом приходит на спектакли классической хореографии?

Танцевальные шоу на американском ТВ — это удивительная вещь, два часа в прайм-тайм посвящен танца. Конечно, есть и коммерческая составляющая, но там есть и искусство. Мы видим, что люди после таких шоу начинают посещать театры и приходят к нам учиться танцевать.

Вы с такой любовью говорите о своей работе в Complexions Contemporary Ballet, трудно поверить, что это ваш прощальный тур и вы готовы бросить все…

Действительно, это последний мой тур с Complexions Contemporary Ballet. Я начал с ними работать, когда мне было 17, мы прошли долгий путь. Но я останусь художественный руководитель Complexions Contemporary Ballet. Мое сердце подсказывает мне, что я должен быть с артистами, передавать им свой опыт. Конечно, я продолжу выступать, но не ежедневно, не в каждом туре. Я буду работать над своим сольным шоу, и вы скоро увидите меня снова.

Я слышала, что вы хорошо поете. Возможно, в своем сольном выступлении вы будете не только танцевать?

Да, обязательно! Я люблю играть на фортепиано и хорошо пою, любовь к пению передал мне мой отец. Музыка со мной с самого детства. Так что я обязательно буду выступать с вокальными номерами. И, возможно, Киев увидит это. У моего агента масса идей, чем меня занять, когда закончится этот тур. Все идеи, так или иначе касающиеся искусства.

Кроме сцены вас можно увидеть также в кино и на телевидении, вы играли как самого себя, так и игровые роли. Что дается проще?

Я думаю, что очень легко трансформироваться в другого человека, тебе дается роль, и ты просто перевтілюєшся, представляешь себя другим человеком. Другое дело, когда тебе нужно играть самого себя. Ты становишься очень уязвимым, открытым. С другой стороны, когда я танцую, я уже очень впечатлительный, мой танец идет от самого сердца.

Источник