Почему произведения Довлатова считают белым стихом и кем была его любимая женщина (фото)

Чому твори Довлатова вважають білим віршем і ким була його кохана жінка (фото)

Сергей Довлатов.

Почему произведения Довлатова считают белым стихом и кем была его любимая женщина (фото) Чому твори Довлатова вважають білим віршем і ким була його кохана жінка (фото)

Война за Довлатова, «мимолетный» брак, лагерь и разбитое сердце Курта Воннегута

В рубрике «Літгостіная» журналист Анастасия Белоусова и писатель Алексей Курилко спорят о произведениях классической литературы. На этот раз они разбирались, почему произведения Довлатова считают белым стихом, почему спорят о его таланте и кем была его возлюбленная женщина.

Чому твори Довлатова вважають білим віршем і ким була його кохана жінка (фото)

Сергей Довлатов.

— Алексей, скажи честно: как это — сражаться за Довлатова?

— Настя, я не дрался за него. В юности дрался за Есенина с человеком, которая назвала его бабником и пьяницей. Еще дрался, когда мне доказывали, будто Высоцкий пел матерные слова, а не песни, а я знаю, что он не делал этого принципиально. За Сергея Довлатова пока не дрался, и надеюсь, что не надо будет … да И возраст уже не тот, чтобы кулаками махать.

— Кулаками не махал, но у тебя была литературная война с критиком, который заявил, что Довлатов — посредственность.

— А, ты об этом! Так, до дня рождения Сергея Довлатова один портал провел акцию: литераторы писали про Сергея Донатовича мысли, воспоминания, размышления … Так вот, в этой акции Дмитрий Быков написал статью «Компромисс» Сергея Довлатова», в которой указывал, что Довлатов – посредственный писатель. Что якобы обыватель теперь считает себя интеллектуалом только потому, что читал Довлатова. Да, такую прозу легко читать, но как тяжело дается эта легкость! Ну не нравится тебе, бывает. Зачем же говорит и писать, будто все, кому по душе книги Довлатова, имеют плохой вкус? Пусть укажет конкретно – кто! Бродский не разбирался в литературе? Вайль? Или Курт Воннегут не имел вкуса? А эти люди любили и высоко ценили прозу Довлатова. Многие уверяют, будто Быков просто завидует эму. Поэтому я написал «Слово в защиту рассказчика» – как ответ. Например, Быков считает, мол, нет ничего особенного в «фишке» Довлатова – не повторят ли в предложении слова, начинающиеся с одной буквы. Он это делал не ради «показухи». Это была пульсация его прозы. Думаю, в глубине души он оставался поэтом. А питерский литератор Игорь Сухих открыл, что время Довлатов писал почти белым стихом.

РАЗБИТОЕ СЕРДЦЕ

— Курт Воннегут писал Довлатову: «… вы разбили мое сердце. Я родился в США, бесстрашно служил им во время войны, но так и не сумел продать ни одного своего рассказа в журнал «Ньюйоркер». А теперь приезжаете вы, и — бах! — ваш рассказ сразу же печатают… Я много чего жду от вас и от вашей работы. У вас есть талант, который вы готовы отдать этой сумасшедшей стране. Мы счастливы, что вы здесь. Ваш коллега Курт Воннегут».

— Верно! Ссылаясь на это письмо, Быков заявляет: «А что эго Воннегут похвалил, но писатель любит, хвалит тех, кто слабее». Быков, вероятно, судит по себе. Поэтому и критикует Довлатова, Бродского, Высоцкого, Есенина … Мы предлагали ему открытую дискуссию по поводу Довлатова? Что он ответил?

Семья — это когда по звуку угадываешь, кто моется в душе.

— Что Довлатов ему не интересен, что это писатель уровня Боборикіна …

— У него нет аргументов доказать свои слова, но есть желание лишний раз напомнить о себе. Так мы будем говорит о нем, или все-таки про Довлатова, который скромно называл себя простым рассказчиком?

— Мне очень нравится его мысль: «Рассказчик говорит о том, как живут люди. Прозаик — о том, как должны жить люди. Писатель — о том, ради чего живут люди».

— Да, он писал о том, как люди живут. Но в своих книгах он создавал совсем другую реальность. Не жизнь описывал, а скорее писал по мотивам своей жизни. Как говорил мой театральный педагог, зрителя лучше недокормить, чем перекормить. Довлатов как раз из тех, кто «недогодовує»: его проза лаконична, но при этом красноречива, простая, красочная, ироничная и заставляет думать.

— А у него тоже всегда с собой была записная книжка?

— Конечно! Вообще записные книжки писателей не менее интересны, чем их произведения. В них – настоящие перлы, которые далеко не полностью вошедшего в законченные произведения.
Источник