Солист «Мачете» Ярослав Малый о Владимира Зеленского, судьбоносную встречу с женой и наркотики

Ярослав Малый дал эксклюзивное интервью Ritaslastfairytale.RU

Популярный певец, лидер групп «Токио» и «Мачете» Ярослав Малый в эксклюзивном интервью Ritaslastfairytale.RU поделился своими взглядами относительно президентства Владимира Зеленского, а также рассказал о главном отличии шоу-бизнеса в России и Украине. Также украинский музыкант признался, что его жизнь разделено: до встречи со своей любимой женой Рахель Ору и после. Артист не отрицает тот факт, что в его жизни было место для наркотиков, но в один момент пришло полное переосмысление бытия.

Прослушать интервью с лидером группы «Мачете» Ярославом Малым:

Президент Владимир Зеленский уже как год при власти. Были какие-то моменты, когда он вас разочаровал или наоборот, вы верите в то, что в нашей стране что-то изменится?

У Владимира Зеленского есть только одно желание – сделать что-то хорошее для людей, это искреннее желание. У него нет опыта. У предшественников есть опыт, но у них нет желания сделать что-то хорошее для людей. И сейчас, как я вижу, его команде, его близким людям приходится просто отмахиваться и «затыкать дыры», из которых все протекает. Я знаю точно, что эти ребята не воруют деньги. Я знаю точно, что они относятся очень серьезно к тому, что им доверили люди.

21 апреля 2019 года ваша группа выступала на дебатах на НСК «Олимпийский». Вы почувствовали особую энергетику?

Я почувствовал, как ему будет сложно. Потому, что реальных людей, которые хотели попасть туда, было очень много, именно с того сектора, где выступал Володя, а их просто не пустила служба безопасности предыдущего президента. И такую же картинку я сейчас наблюдаю в политической деятельности. Есть люди, которые хотят быть рядом, хотят быть включены в процесс и помогать, но другие политические силы не пускают и не позволяют делать это. А если так подумать, когда нас растягивают в разные стороны, нам не дают понять, что мы – это и есть решающая сила того, что будет происходить в этом мире дальше. Люди этого не понимают, они думают, что есть кто-то, который может решить все их вопросы.

Соліст "Мачете" Ярослав Малий про Володимира Зеленського, доленосну зустріч з дружиною і наркотики

Ярослав, вы в основном пишете песни о любви, а не хотелось ли вам петь про социальные проблемы?

Я не пишу на социальные темы, мне это абсолютно не интересно. Социум меня не интересует. Меня интересует психология отношений между людьми, психология каждого из нас в этом мире. Для меня социум – это результат того, что с нами происходит. Задача каждого человека понять, кто я такой, что мне конкретно нужно. За то, что мы теряем связь с собой настоящим, мы теряем себя. Суть творчества, суть искусства в том, чтобы показать людям: путь – он прост, только нужно определиться, что тебе нужно.

Почему для нового альбома группы «Мачете» вы выбрали название I’MPULS? Что она для вас значит?

Все, что вокруг нас – это энергия. Импульс, именно в контексте нашего альбома, это совершенно чистая энергия. Импульс – это состояние жизни. Потому что жизнь – это когда в нем нет страха, переживаний, болтовни. Когда есть просто спокойный поток, который называется жизнью, оно и является этим импульсом.

У вас нет страха? Вы об этом хотите сказать?

Ну практически нет. Я ничего не боюсь. Я не боюсь, потому что знаю, чем это закончится. Каждый из нас отсюда уйдет. Это, однозначно, вопрос времени. Почему я должен бояться смерти, если это все равно произойдет?

Страхам есть место в жизни, как и всему остальному. Тут дело в том, как ты себе это представляешь жизни. Бояться можно только себя, на самом деле. Кто тебе что-то сможет сделать, если ты находишься в правильном состоянии?! Никто не пробьет тебя, если с тобой что-то не так. Вот здесь уже нужно задуматься.

Вернемся к альбому, вот мы с вами сейчас записываем интервью в Киеве, но сейчас вы живете в Москве?

Нет, живу я в Алтае.

7 марта 2020 года в Stereo Plaza у вас состоится концерт, где вы представите альбом I’MPULS. Вы сейчас приехали в Киев для подготовки к концерту?

У нас несколько интервью, несколько репетиций, также мы провели закрытый концерт. Кроме этого, на студии записываем следующие треки. Мы работаем здесь, в Киеве, и альбом I’MPULS мы тоже сделали в Киеве с нашими музыкантами, фантастическими ребятами. Кстати, состав тоже киевский. А также с Виталиком Телезиным, с которым мне очень приятно работать. Я считаю, что он один из лучших сейчас в мире.

Вы говорили, что Киев для вас – маленькая душа. Это так?

Наши отношения с моей женой начались, по большому счету, здесь, в Киеве. Мы все время останавливались в гостинице и именно здесь мы решили купить квартиру. По сути, это был наш первый дом. Тогда Киев был очень мягким, был таким необычным. Были моменты, когда мы с ней еще только встречались, когда говорили: «Давай встретимся в аэропорту и решим, куда мы летим».

В Москве вы жить больше не хотите?

Нет. Мы не можем там долго находиться. Три дня максимум.

А в Алтае?

Алтай – замечательный. Мы живем в горах, в лесу.

Соліст "Мачете" Ярослав Малий про Володимира Зеленського, доленосну зустріч з дружиною і наркотики

Чем отличается украинский и российский шоу-бизнес?

Очень много талантливых людей есть и здесь, и в России. Но, на что они тратят свой талант – это вопрос. Если тебе дан талант, если тебе дана возможность что-то говорить людям, и они тебя со стороны слушают, у тебя есть определенная ответственность за это. И когда тебе удается встретить кого-то, кто относится к этому именно так, это для нас большое счастье. Но в целом, уровень достатка, это единственное, что может отличать сейчас украинский и российский шоу-бизнес.

Вы говорили, чтобы встретить свое я сам на сам, нужно что-то потерять или с чем столкнуться. С чем вы столкнулись? Что-то, может, потеряли или нашли?

Я вам так могу сказать, что был такой период в жизни, когда я не мог смотреть людям в глаза, мне было стыдно. У меня было ощущение, что я украл у них что-то. В тот момент, когда я встретился с Рахель, я понял, что я больше врать не могу. И эта ложь была относительно меня самого, я никого не обманывал, я себе больше лгать не мог.

Когда ты реально доверяешь человеку, тогда ты можешь посмотреть в отношениях на себя настоящего. И я увидел в себе очень много минусов. Например, момент достоинства. У меня внутри есть это чувство, но я смотрю, что все люди вокруг меня другие. И если тебе не хватает внутренней силы, ты начинаешь подстраиваться. Внутренняя сила – это вопрос союзника. Это как раз твоя вторая половина.

Соліст "Мачете" Ярослав Малий про Володимира Зеленського, доленосну зустріч з дружиною і наркотики

Как вы думаете, атеист может постичь глубокое любовь? Есть момент веры в глубине любви?

Все люди верят в Бога. Я не верю в атеистов. Всевышний – это абсолют. К нему не надо обращаться, не надо молиться, нужно быть с ним на связи. Честно, я не обращаюсь к нему как к Всевышнему. Для меня он – папа.

Я говорю ему: «Папа, помоги мне в этой ситуации, вдруг чего». Главное, чтобы я не потерял этот контакт. Потому что это чистая энергия любви, абсолютно. И когда эта любовь будет проявляться в наших отношениях друг с другом, тогда мы будем чувствовать эту чистую энергию. Главное – всегда оставайся человеком.

Вы верите в силу «бумеранга»?

Все мы люди и все мы не идеальны. Главное признать, что ты сделал не так и больше так не поступать. А бумеранг, конечно, есть. Все, что мы проєктуємо, природа поглощает и дает нам соответствующий результат.

Вы как-то сказали: «Чем известнее ты становишься, тем больше ты получаешь возможностей и больше соблазнов». Какова главная соблазн был у вас на фоне популярности?

Ты каждый раз с чем-то сталкиваешься. Это непрерывная работа над собой. Это не вопрос в том, что ты соблазнился на деньги, нет. Это вопрос: ты сейчас настоящий ли себя потерял? Человек – это его эго. И эта вещь, которая с нами будет происходить до самого последнего дыхания в нашей жизни.

Соліст "Мачете" Ярослав Малий про Володимира Зеленського, доленосну зустріч з дружиною і наркотики

Вы можете назвать наркотики соблазном, который может погубить?

Конечно. Они были в моей жизни, и я столкнулся с этим очень серьезно. Но в один момент я понял, что это мне не нужно. Здесь нужно знать одно, пока сам человек не поймет, что ей это не нужно, никакие врачи, родные, друзья не помогут, ничего не спасет от этого. В моей жизни их нет уже лет 15, и я уверенно говорю, что с ними это было упущенное время.

Вы познакомились с будущей женой Рахель в самолете. Поняли сразу, что она ваша женщина?

Да, я посмотрел ей в глаза и мне почему-то так захотелось, чтобы она была рядом. Мы познакомились, уже будучи взрослыми людьми, которые успели много чего увидеть. Но такого я не видел и не чувствовал никогда. Это настоящее. Оно когда приходит к человеку, это большой подарок. И здесь я был с этим очень осторожен. Я не знал, как себя вести. Было ощущение, что хочется ее схватить, выпрыгнуть из этого самолета и утащить куда-то (смеется). Это просто везение и благословение в чистом виде, что я ее встретил.

Получается так, что это не просто знакомство в самолете. Ваши чувства возникли в небесах, которые летают до сих пор уже столько лет. Как символично.

Вы мне это говорите? На самом деле, я уговаривал ее, чтобы она взяла мой номер телефона, ведь свой номер она отказалась дать. Прошло много времени, и она позвонила. Мы достаточно долгое время решались на этот шаг. У нас были такие моменты, когда я ей звонил, она снимала трубку, и мы просто смеялись 10-15 минут. Мой водитель думал, что я сумасшедший. Он думал, что со мной что-то не так.

У нее еще юмор такой уникальный. Рахель все время говорила: «Ну так много летать может только человек, у которого есть крылья». Она всегда цепляла такими моментами. И ты уже понимаешь, что ради этого человека ты вынужден будешь меняться. Потому, что это другой уровень уже. И он не связан с достатком, успехом, отношением к тебе общества, это вообще другое. Здесь нужно нырять без остатка. И я нырнул.

У вас теперь на двоих восемь детей. Но вы говорили, что это ваши общие и вы их не разделяете.

Дети – это фантастика, это так сильно, так круто. Много кто переживает по поводу финансового обеспечения детей. На самом деле, дети сами со своим достатком приходят в этот мир. Когда они появляются, у родителей дополнительно возникают какие-то возможности для того, чтобы их обеспечить. Так устроено.

Чего вы глобального научились у них?

Восприятию. Когда ты ребенок, ты воспринимаешь этот мир, как данность, которая тебе дана для того, чтобы ты кайфовал. Дети же все «кайфарики». Потом мы становимся взрослыми и все звужуємося, звужуємося до вообще непонятных размеров. В каких-то очень маленьких людей. А на самом деле, когда мы приходим в этот мир детьми, мы большие люди.

И вот этого ребенка в себе нужно не потерять. У них восприятие очень чистое. Нет ни одного опыта, который мешает. А человеческий опыт очень часто приводит нас в тупик. Ощущение жизни в этом моменте это то, что отличает нас от детей. Они живут этой минутой, а мы живем или воспоминаниями или страхами о будущем.

Соліст "Мачете" Ярослав Малий про Володимира Зеленського, доленосну зустріч з дружиною і наркотики

Осенью появилась информация, что ваша бывшая жена хочет лишить вас родительских прав. Это слухи или правда?

Лишить меня родительских прав? Это смешно. Можете спросить у моих детей: «Кто лучший папа на свете?» Иногда так случается, когда дети становятся разменной монетой для того, чтобы что-то получить, и это не обязательно деньги. В данном случае – какую-то славу. Мы спокойно к этому относимся. Это уже пятая или шестая заявление. А потом поступают звонки с просьбой простить. Она же и звонит (бывшая жена Ярослава – русская актриса Наталья Симакова). Сейчас мы вроде договорились. На данном этапе уже все хорошо. Мы уже просто смеемся с этого.

Блиц

Самое неожиданное вопрос, который задавали вам ваши дети?

На самом деле, это серьезный вопрос потому, что вообще наши дети все очень разные, и у каждого из них разный подход к жизни. В общем, у всех этих людей один вопрос: «Что я могу сделать для этого мира и для того, чтобы быть счастливым?»

Если бы перед вами сейчас была дверь, то открыв их, куда бы они вас привели?

К нам домой, в Алтай (смеется). Очень хочу туда.

Главная истина, которую вы познали до 46-ти лет?

Самое главное это то, что мужчина может быть настоящим мужчиной только, когда рядом с ним находится настоящая женщина. И к 46-ти годам я понял одно, что любовь – это неисчерпаемый источник вдохновения, это неиссякаемый источник радости, достоинства и счастья.

В чем сила мужчины?

В женщине. На самом деле, женщина помогает раскрыть ему эти силы. Сила мужчины в том, чтобы он был источником, через которое в этот мир приходит нечто, что реально может сделать его прекрасным.

Лучшее, что может сделать для меня жена, это…?

Любить меня просто любить. Воспринимать меня таким, какой я есть… Она крутая (жена Рахель) потому, что понять меня непросто, а выдержать меня вообще сложно.

Самое необычное просьбу или предложение от фаната?

Вы знаете, мы выстраиваем уважительные отношения с людьми, которые нас слушают, я не могу назвать их фанатами. Они просто находятся с нами на одной волне. Это и есть наше предложение вступить с нашей аудиторией в контакт, и их желания это предложение поддержать.

Если у вас диалог с человеком, который вам неприятен, вы прекратите с ней беседу или толерантно дождетесь конца разговора?

Нет, я в последнее время не трачу время на это. Я просто все делегирую своей жене (смеется). Она занимается всеми вопросами, которые связаны с внешним миром, а мне достаются самые лучшие его представители. Она, как фильтр.

На что бы вы никогда не тратили свое время? Беседа с неинтересными людьми принята, что еще?

Я никогда бы не тратил его на то, чтобы потерять его. Никто не знает, когда закончится жизнь человека в этом мире. Я чувствую, что времени всегда не хватает. Я лучше потрачу свое время, чтобы с сыном на диване поваляться.

Также ранее украинский музыкант и лидер группы БЕZ ОГРАНИЧЕНИЙ Сергей Танчинець в эксклюзивном интервью Ritaslastfairytale.RU рассказал о конкуренции в шоу-бизнесе, участие в «Евровидении» и о том, что больше всего раздражает в журналистах.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Ritaslastfairytale.RU